Возможно ли современное развитие здравоохранения в отдельно взятой стране без интенсивного развития науки?

Сегодня мы стали свидетелями беспрецедентного внедрения современных технологий, новых методов диагностики и лечения. В стране открываются новые клиники, оснащённые самым современным оборудованием. И это не может не радовать. В тоже время мы все больше и больше не довольны уровнем подготовки молодых специалистов, все чаще сталкиваемся с неправильной оценкой полученных анализов и данных инструментальных методов обследования, не уменьшается поток соотечественников, отправляющихся в другие страны для проведения осмотров и лечения. Появились врачи, которые освоили 2-3 методики лечения, но совершенно не имеют широкого кругозора даже в своей специальности, не могут проанализировать историю болезни, не способны принять решение в неординарной ситуации. И часто дело не в личном опыте самого врача. Проблема чаще всего кроется в отсутствии интереса к новым знаниям, к системному анализу собственного наработанного опыта. Отсутствует как раз то, что называется научной деятельностью.
Более 5 лет назад в стране закрылись ученые советы по защите кандидатских и докторских диссертаций, а вслед за ними ликвидировались проблемные комиссии и научные советы. Каждый получил возможность участвовать в конкурсах на получение научных грантов или проводить исследования по инициативным темам. Приоритетом стали пользоваться собственные темы с малой научной и социальной значимостью. Стали исчезать ставки научных сотрудников, в обязанности которых раньше входило планирование и выполнение научных исследований, а по сути это были высококвалифицированные врачи, способные к системному научному анализу клинического материала, накопленного в клинике или в стране. Сегодня ставки научных сотрудников в клинических НИИ сокращены до минимума. Практические врачи также потеряли мотивацию к проведению научных исследований. Возможность выполнения научной работы в качестве соискателя исчезла, хотя по сути, в медицине – это часть врачебного процесса. Хороший врач – это чаще всего специалист способный к анализу, моделированию, продукции выводов и внедрению результатов собственных инноваций.
Созданные взамен прежних, диссертационные советы по присуждению PhD оказались мульти- мультидисциплинарными, то есть по одной специальности порой нет даже второго специалиста. Практически оценивать содержание и новизну работы некому, кроме рецензентов. Все остальные могут оценить методологию, актуальность, достоверность и не более того.
С моей точки зрения работы, выполненные молодыми исследователями в объеме PhD диссертации, едва тянут по уровню на кандидатскую диссертацию. Да это и вполне естественно. Работа ведь, как правило, является первым законченным научным трудом соискателя, доказавшего свое право на проведение самостоятельных исследований в будущем. Но научное будущее доктора философии не совсем понятно. Пост-докторантура еще должна доказать свою жизнеспособность. А число докторов наук в учебных заведениях больше не пополняется, то же самое можно сказать и о профессорах, раньше считавшийся золотым фондом не только медицинской науки, но и практики. В настоящее время это остается практически во всех развитых странах.
Нау́ка — область человеческой деятельности, направленная на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности. Основой этой деятельности является сбор фактов, их постоянное обновление и систематизация, критический анализ на этой основе, синтез новых знаний или обобщений, которые не только описывают наблюдаемые природные или общественные явления, но и позволяют построить причинно-следственные связи с конечной целью прогнозирования.
К сожалению, на звание самостоятельного ученого могут претендовать даже не все, имеющие ученое звание формально. Научные медицинские журналы, открытые в первые годы независимости, либо выходят 1 раз в году, либо совсем прекратили свое существеннее. Все меньше врачей могут написать научную статью. И даже те, кто защитил диссертации, делают это часто непрофессионально. Не выдерживают критики используемые методы статистической обработки, стиль работ, отсутствие логики в изложении полученных данных. В этом процессе важна роль Учителя, руководителя, который должен на собственном примере продемонстрировать более молодым коллегам весь процесс написания научной статьи. Жаль, что в наших журналах стали реже публиковаться серьезные обзоры по наиболее актуальным проблемам. Отдавая весь процесс в руки будущих ученых и ставя свое имя на место первого автора, мы показываем пример недобросовестного отношения к научному труду будущим поколениям.
На всю жизнь я запомнил подготовку своей первой статьи в научный журнал. Я принес свой вариант своему научному руководителю – профессору и когда получил свои листы обратно, увидел над своими строчками другой текст, написанный рукой Учителя, при этом я получил самый лучший урок. Последующие работы требовали уже минимальной правки.
Писать литературное сочинение и научную статью – это, как говорят в Одессе, две очень большие разницы. Но, к сожалению, эту истину знают далеко не все авторы научных статей и обзоров. И здесь можно только выразить сожаление по поводу несистемной подготовки в виде внимательного знакомства с наиболее рейтинговыми профессиональными периодическими изданиями.
Прочитать и как минимум написать так же, но на «свою» тему - путь к совершенству изложения научного материала. Абсолютно убежден, что каждый зав. отделением клинической больницы, каждый ведущий специалист практик должен быть исследователем.
Анализ собственной работы, оценка внедрения эффективности новой технологии, сравнение своих результатов с результатами работы коллег, с данными других исследователей – это нормальный алгоритм развития профессионала, единственный путь к признанию коллег.
И если все мы будем культивировать потребность в научном исследовании, а государство и общество предложат механизмы мотивации, мы можем быть уверены в своей конкурентоспособности и будущем успехе.
В. Локшин, проф., член-корр. НАН РК,
Ген. директор МКЦР «PERSONA»

Комментарии закрыты.